kisa

(no subject)

Диетический киш с лососем
Одно из главных правил приготовления диетического киша — это использование цельнозерновой муки. Такая мука содержит больше клетчатки и других полезных веществ. Именно эту муку рекомендуют использовать диетологии, если вы хотите похудеть. Итак, чтобы сделать правильное тесто, вам понадобится:

150 грамм муки грубого помола. Вы можете выбрать любую муку и при желании даже смешать несколько сортов.
10 грамм сливочного масла. Берем масло с небольшой жирностью.
70 мл воды и соль.
Смешиваем все ингредиенты и вымешиваем тесто. Затем выкладываем его в форму для выпекания и запекаем в течение 15 минут. Наша основа для киша готова.

Теперь займемся диетической начинкой:

100 грамм сыра рикотта. В 100 граммах такого сыра содержится всего 170 калорий, поэтому его смело можно включать в свой рацион.
200 грамм лосося. Рыбу моем, отвариваем до полуготовности и размягчаем вилкой.
Зеленый лук и шпинат. Моем и режем.
Смешиваем в отдельной емкости сыр, лосось и зеленый лук со шпинатом. Солим, перчим по вкусу. Выкладываем начинку на готовую основу и отправляем в духовку на 15 минут. Такой диетический киш удобно брать с собой в качестве перекуса.

(С)пёрто
huhol

(no subject)

Пересмотрела "Дни Турбиных" - интересные ощущения. Последний раз я его смотрела лет в 16, и тогда меня занимала совсем другая сторона драмы: как бы только Николку не зацепило. Очаровательный герой девичьих грез, и все вот это вот. Судьбы остальных персонажей, равно как и масштабы катастрофы, были мне в тот момент как-то до дверцы. Все равно же наши победят, а белых не жалко.
Николка спасся (не, ну все шансы за то, что из малого выйдет толк на благо молодой республики), наши победили, непутёвая сестра вышла замуж за красавца-мужчину, все танцуют, отличное кино.
То, что пьеса (а стало быть, и фильм тоже) кардинально отличается от романа, я осознала только вчера, когда старший Турбин оказался покойником, хотя ничто, казалось бы, не предвещало. Много лет роман и кино существовали у меня в параллельных реальностях, не пересекаясь, и поэтому смелый ход автора слегка меня подкосил. Ну да ладно - это всё не выбивается из кармы, так что я уже спокойно смотрю на внезапные камингауты капитана Очевидность. Тряхнуло меня не это.
В сущности, речь Турбина перед юнкерами и все следующие за этим события - это же монолог Эшли в его объяснении со Скарлетт. Крушение мира. В один момент привычная жизнь и привычная страна обернулись в пыль, уносимую ветром. И возврата нет, и выхода нет. Только Эшли выбрал бессмысленное бытие, а киношный Турбин - смерть. И в этом раскладе гибель его оказывается вполне логичной и предсказуемой.
Ну и остальные события... Гхм... Мда. Только сейчас начинаешь осознавать какая огненная метель прошлась по стране, да не однажды. Осталось лишь диву даваться, как хоть что-то в этом аду выжило, и смогло потом вырасти.

В общем, лишнее подтверждение тому, что истинная классика нуждается в перечитывании в разные периоды жизни.

huhol

(no subject)

Заботливая жежешечка переняла у фб традицию вспоминательных постов, и сегодня напомнила мне, что 25 февраля - годовщина премьеры "Унесенных ветром" в России. Тридцать первая, так-то.
В восемнадцатом году (а как вчера, елы-палы) я обзавелась двумя пригласительными билетами на повторный показ в "Октябрь", и мы с Белочкой дивно провели время, накидавшись в антракте халявным розовым шампанским. Закусывали мы его белым батоном, который я предусмотрительно купила по дороге, рассудив что возвращаться будем поздно, и хлеба взять будет негде. Но пузырики все равно вдарили мне в башку, и я один бокал (пустой) хряпнула об пол (случайно), а второй (тоже пустой) унесла домой в сумочке (нарочно)
Пьяная мать - позор семьи!

huhol

(no subject)

Поскольку я обнаружила, что некоторые перепосты таинственно исчезли, буду теперь повторять чужие тексты у себя, и давать ссылку - так надёжнее.


***
Летопись Олександра Милна.

Минувшим летом был у меня недосып с непривычки, после выхода на работу из заточения. А я когда ездил на работу по дороге в метро читал Лаврентьевскую летопись в издании ПСРЛ с телефона. И вот уже вечером читаю ребенку книжку про Винни-пуха, а самого уже в сон клонит и — бывает же такое — кажется мне, что текст в книге написан с древними буквами («ять», «омега» и другие). То есть, читаю книгу, смотрю на белый лист с текстом, а передо мной эти буквы, из другой книги, которую читал днем в метро, так и мелькают, и сам шрифт другим кажется.

Этот случай навел на некоторые мысли. И в последующие дни по дороге на работу и обратно сочинился такой текст.

В лето 6430 Иде Венеполк на пчелы и изгнали его пчелы и не дали дани. И поиде к Христофору Робиничу и реша медведь «леса наши велики и обильны. А оружие у меня нет». И даше ему Христофор пря лазоревы и ружие. И поидоста на пчелы, творяся будто туча великая. И пчелы им веры не даша и затвориша ся во граде и возвратиста.

В то же лето ходил Венеполк ко Кролику и обложил его данями тяжкими, медами и хлебами. И мысля себе «поищу ещё дани». И поиде в свой град и възратися , желая большаго ядения. И собрал дань многу, яко не вылезти ему из града и седел под градом с неделю. И возмя дань, поиде въ свои град.
Collapse )
huhol

(no subject)

К ночи небо зазеленело, как лёд, звёзды примёрзли к небесному своду, и колючий мороз прошёл по деревне. Никто его не видел, но каждый слышал скрип его валенок по твёрдому снегу, слышал, как мороз, озоруя, стискивал толстые брёвна в стенах, и они трещали и лопались.
(...)
За окнами воздух был синий, густой, страшный.
В чистом небе над осокорями стояла луна, убранная, как невеста, розовыми венцами.
Снег пел под ногами, будто артель весёлых пильщиков пилила под корень берёзовую рощу за рекой. Казалось, воздух замёрз и между землёй и луной осталась одна пустота жгучая и такая ясная, что если бы подняло пылинку на километр от земли, то и её было бы видно и она светилась бы и мерцала, как маленькая звезда."(с)

Летопись Олександра Милна.

Минувшим летом был у меня недосып с непривычки, после выхода на работу из заточения. А я когда ездил на работу по дороге в метро читал Лаврентьевскую летопись в издании ПСРЛ с телефона. И вот уже вечером читаю ребенку книжку про Винни-пуха, а самого уже в сон клонит и — бывает же такое — кажется мне, что текст в книге написан с древними буквами («ять», «омега» и другие). То есть, читаю книгу, смотрю на белый лист с текстом, а передо мной эти буквы, из другой книги, которую читал днем в метро, так и мелькают, и сам шрифт другим кажется.  

Этот случай навел на некоторые мысли. И в последующие дни по дороге на работу и обратно сочинился такой текст. 

В лето 6430 Иде Венеполк на пчелы и изгнали его пчелы и не дали дани. И поиде к Христофору Робиничу и реша медведь «леса наши велики и обильны. А оружие у меня нет». И даше ему Христофор пря лазоревы и ружие. И поидоста на пчелы, творяся будто туча великая. И пчелы им веры не даша и затвориша ся во граде и возвратиста.

 В то же лето ходил Венеполк ко Кролику и обложил его данями тяжкими, медами и хлебами. И мысля себе «поищу ещё дани». И поиде в свой град и възратися , желая большаго ядения. И собрал дань многу, яко не вылезти ему из града и седел под градом с неделю. И возмя дань, поиде въ свои град.

 В то же лето на зиму приходили буки первое на лес. И ходил по них Венеполк с воеводой совим Полугривенком, от рода поросяча, а дед его был Поитинавы, муж смыслен и храбр.

Collapse )