huholya (huholya) wrote,
huholya
huholya

Categories:

Кронштадт

Что-то я погрязла во всякой бытовухе, и так не дорассказала про поездку. Но если вы расчитывали легко отделаться, то не выйдет - у меня зуд, и к тому же это мой драгоценный Кронштадт, а к нему я питаю слабость не меньшую, чем к Севастополю.
Хотя на самом деле они мало чем похожи - скорее, Кронштадт ближе по ощущениям к Каче. Такое же безмятежное спокойствие между маленькими домами, и по контрасту, за заборами - тяжелая мощь техники и невидимая посторонним жизнь, выдающая себя грохотом двигателей и резкими командами.

В этот раз мы решили, что хватит уже таскаться одними и теми же тропами, и сколько можно вообще: как приехали, так бегом мимо всего к Петровской пристани, и давай там море снимать, как в последний раз. У меня одних этих чаш в разных позах - мегабайт на двести, ей-богу. Смолчать уже за маяк, который вообще в кадр лезет только по диагонали, но упорно снимается, печально снкнув к середине кадра, под гнетом неумолимой физики. И вот эту навигационную импотенцию надо прекращать, ибо однообразие ведет к косности мышления и грозит слабоумием в старости.
Словом, я вооружилась картой к путеводителю Столпянского, на которой нельзя было различить ни одной цифры, и разрисовала ее цветными фломастерами. Сам путеводитель я купить не успела, ибо под заказ, а я спохватилась, как обычно, накануне отъезда. Поэтому качнула текст в телефон, и решила, что по ходу повествования мы хоть что-то, да опознаем.
Конечно, ничего путного из этого не вышло. Утреннее рандеву с пельменями я уже описывала, и в итоге мы только к полудню оказались на месте. Всю дорогу нещадно поливал дождь, но я верила в прогноз, как умеренный буржуа в царский манифест, и погода оправдала на все сто. Когда мы, содрогаясь от ветра, вывалились из теплого чрева маршрутки в окружающий мир, облака уже неслись в сторону Финляндии, показывая в разрывах голубое летчицкое исподнее, а полчаса спустя уже вовсю сияло солнце - гуляй, не хочу.

Пока стремительно синеющее дитя дожидалась нужного света на Якорной площади, я утянулась к мосту, и принялась карябать в блокноте коченеющими руками. Ну, это вы уже видели. Искусство, как мы помним, вдыхает жизнь.

Потом мы двинулись вдоль оврага, и я делилась с Птенцом почерпнутыми в путеводителе сведениями: о том, что этот овраг был выкопан не только для расстрелов, но и для отвода воды из крест-канала; что вот этот унылый пруд - вовсе не пруд, а доковый бассейн; а вон в том углу башня - в ней жила паровая машина, чудо враждебной техники, которая могла досуха высосать этот самый пруд за девять дней.
Поглядели на замшелые орудия за забором, и разогнались было дальше, но там оказался тупик и забор, пришлось возвращаться обратно, в тихий двор между желтых уютных корпусов.


Коричневый кирпичный дом между ними со стороны оврага немножко похож на идущий корабль


На повороте нашли лужу с собором, и набросились на нее с обеих сторон, наперебой шмыгая носами под порывами совсем не ласкового балтийского ветра.
"Вернись, птица! Стой! Куда пошел! Пей давай!"



Прекрасное подстерегало со всех сторон, только повернись.



Заодно поглумились над эконом-вариантом покраски офицерских классов


Наконец околели окончательно.
-Пойдем, Птенец, со мной. Знаю я там по дороге одно место с офигенными циркулями пироженками!
Перебежали через мост и парк, и отогрелись в кафетерии на углу - как раз было свободно место у окна, на солнце.


Довольные и заправленные углеводами, двинулись покорять не виданные раньше просторы: мимо революционного матроса к северной стороне Котлина. Ветер почти стих, сделалось тепло, и настала та особенная нирвана, когда в будний день, словно сбежав из школы, бродишь по пустынным улицам - только бабушки с сумками, да мамы с колясками попадаются навстречу.
Дошли до Флотской, свернули направо, и гуляли до пролома в стене, в который, словно раму, было оправлено голубое зеркало залива.


Кто устоит перед большой водой? С полчаса, наверное, бродили по топкому песку, кидали в воду камешки и грелись на солнце.



Потом все же вспомнили, что мы тут по делу, и дитя прислонилась к пейзажам.
Куда конь с копытом, туда и рак с клешней - на смарт не хуже вышло


Upd:
День раз
День два

Картиночки
Tags: город другой, картинки, шило в попе
Subscribe

  • (no subject)

    Старость. Старость стучится в двери, стоит на пороге, и вообще шлет всякие грязные намеки, как озабоченный продавец дынь. Приснилось сегодня, что…

  • (no subject)

    Не расслабляемся!

  • (no subject)

    Восемьдесят лет

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • (no subject)

    Старость. Старость стучится в двери, стоит на пороге, и вообще шлет всякие грязные намеки, как озабоченный продавец дынь. Приснилось сегодня, что…

  • (no subject)

    Не расслабляемся!

  • (no subject)

    Восемьдесят лет