huholya (huholya) wrote,
huholya
huholya

17/10
В девять утра за нами приехал синий микроавтобус - гида Юрия я случайно нашла в интернетах, и записала контакт "чтобы было". Накануне после мозгового штурма автобусных расписаний мы решили переложить ответственность за мероприятие на чужие плечи, тут-то записи и пригодились.
До Зеленоградска доехали быстро, погода показывала "миллион на миллион", ветер был с залива, а Юрий щедро делился с нами историей края и косы.
Подробностей в интернетах полным-полно, а если кратенько, то Куршская коса - дело в большей части человеческих рук. Вернее, коса получилась сама, но вот не дать ей превратиться в гряду отдельных островов - это заслуга нескольких поколений.
Достаточно сказать, что практически вся растительность на нынешний момент высажена принудительно. Одних только сосен обитает на косе не меньше пятнадцати видов. Лес не расчищается целиком, чтобы сохранить для всякого зверья условия, наиболее близкие к естественным.
Дорогое Мироздание расщедрилось на отличную погоду, и поездка прошла - лучше не бывает. Начали мы с самого узкого места - поселка Лесной. Юрий вывел нас на берг залива, где дуло, как в аэротрубе при испытаниях стелса. Какое-то неимоверное количество птиц всех размеров носилось по всему видимому пространству - через косу проходит путь миграции, и в удачные дни там их может пролетать до миллиона штук. Однажды станция кольцевания за один присест окольцевала восемь тысяч голов о_О На станции проводят экскурсии, но этот день выдался, видимо, урожайным, и для посещения она была закрыта.
Следующая остановка - дюна Эфа. Не в честь адской змеи, как я думала вначале, а в честь Франца Эфа, первого смотрителя дюн
Дюна эта - самая огромная на всей косе, перепад высот составляет около пятилесяти метров. Под дюной погребен поселок рыбаков, вместе со всеми домами, кладбищем и кирхой - блуждающие пески погубили поселение. Люди отстроили жилье по соседству, но история повторилась снова. В конце девятнадцатого века дюна снова двинулась в путь, и остановить ее удалось тольуо посадками леса, которыми и руководил Франц Эфа.
У начала пути на смотровую площадку - навесы для торговцев сувенирами. Там же живет исключительно мордастый котэ, больше похожий на маленькую пантеру. Никогда еще я не встречала таких упругих и мускулистых котов.

На высоту мы отправились втроем - по случаю раннего времени ни одной живой души больше не было. Дошли до вершины, за разговором совершенно не заметив подъема. На смотровой дул ветер, но не настолько сильный, чтобы вползать туда ползком, хотя, говорят, и такие случаи не редкость.
Пейзаж с площадки открылся совершенно шизоидный и инопланетный, и на неподготовленный ум произвел неизгладимое впечатление. На чертов фотоаппарат, видимо, тоже, и восстание машин продолжилось. Так бы и закопала непокорную тварь в эти пески, но нельзя - тогда кроме телефона ничего не останется, а к нему объектив не прикрутишь. Про рисование речи тоже не шло - ветер, солнце прямо в лицо, да и время расписано практически поминутно. Со вздохом наделала вслепую фотографий на телефон - рисовать, видимо, придется уже дома.

Обратно возвращались другой дорогой - тут я и оценила высоту подъема. Дорога шла все время вниз, временами весьма круто. Лес на дюне какой-то игрушечный: небольшой и практически прозрачный, без подлеска, но зато заросший мхом и ягелем. Ощущение такое, словно идешь по макету.
Следующая остановка на пути - морское побережье. Тут Юрий отпустил нас погулять на полчаса, и мы с Наденькой тут же залезли в воду. Я не знаю, почему там не плавали айсберги, но когда мне накрыло волной ноги, ощущение было такое, словно на них уронили бетонную плиту.

Дыхание сперло так, что я даже не сразу смогла завопить. А выглядело с берега так, словно кругом Средиземка в августе.
Берег был шикарен: синее небо, синее море, зеленые макушки дюн и огромный пляж с ослепительно-белым, поющим под ногами песком. Он реально звенит под ногами, когда идешь - нигде больше я такого не слышала. Конечно же, мы потом лихорадочно ползали вокруг пучков травы и лежащих в выветренных ямках голышей, а Юрий наблюдал за этим безобразием с вершины, устроившись в ложбинке на солнцепеке. Вот куда бы попасть на целый день, но без машины напряженно, а у автобусов неудобная стыковка.

В слезах оторвались от всего этого песчаного великолепия и с полными карманами камней поехали дальше - смотреть на танцующий лес.
Лес этот, посаженный в одно время, на заре своей туманной юности вдруг взбесился, и принялся вместо "вверха" расти вкривь и вкось, неожиданно разветвляясь у основания или закручиваясь в узлы. Причина таких закидонов неизвестна, зато гипотез выше крыши: от вмешательства зеленых человечков до взрыва кайзеровского склада с ипритом. На соседней делянке, через дорогу, посаженный десятью годами позже сосняк выглядит абсолютно нормальным: ровным и высоким, как и положено всем приличным соснам. Чудеса.


После леса заехали пообедать в рыбный ресторан, прямо на косе. Утолила давнюю блажь - попробовала наконец-то корюшку. Нюхать сырую не дали, а жареная никакими огурцами уже не пахла, но она была вкусная и ее было много. Желание загадала, конечно, но без особой надежды. Наверное, зря - верить надо неистово.


За обедом посчитали на пальцах, и решили, что в город возвращаться смысла нет, раз случились такие погоды, поэтому Юрий отвез нас в Зеленоградск, показал дорогу на променад, автобусную станцию, и уехал, а мы до темноты снова шлялись по задворкам, а потом проводили день закатом с видом на море под икру и шампанское чай и бутерброды с грудинкой.


Карту Наденька оставила дома, жопес я спровадила к ней в компанию, поэтому когда междугородний автобус после часового блуждания по темени высадил нас где-то на окраине Калининграда, мы напряглись, и внезапно поняли, что слегка переоценили свое чувство голубя. Пришлось брать пленных, выпытывать у них дорогу, а потом ковылять в неверном свете фонарей по тротуарам, где до нас последними проходили, видимо, танковые части маршала Василевского. На одном из перекрестков я навернулась в какую- то незамеченную ямку, и украсила грязными разводами и без того небезупречное пальто. В общем, разложение было полным, и когда мы достигли дома, оставалось только рухнуть на пол и задрать гудящие ноги на кровать.
Понятия не имею, как завтра две калеки собрались осматривать город

Бонусы

Зеленоградский домик



Солнечный камень


Кот (кошка?) из музея кошек в водонапорной башне Зеленоградска


Сама башня


Tags: Калининград - Балтийск, буквы, картинки, шило в попе
Subscribe

  • (no subject)

    С пятницей!

  • (no subject)

    Как-то так, да 😂

  • (no subject)

    Поскольку я обнаружила, что некоторые перепосты таинственно исчезли, буду теперь повторять чужие тексты у себя, и давать ссылку - так надёжнее. ***…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments

  • (no subject)

    С пятницей!

  • (no subject)

    Как-то так, да 😂

  • (no subject)

    Поскольку я обнаружила, что некоторые перепосты таинственно исчезли, буду теперь повторять чужие тексты у себя, и давать ссылку - так надёжнее. ***…