huholya (huholya) wrote,
huholya
huholya

Categories:
19/10/2017 (ч.1)


"Тихое место с видом на кладбище" - это про наше жильё, ага.
Утро началось с тумана. Не настоящего, который ползает по земле, и делает окружающую жизнь похожей на фильм ужасов, а верхового, когда пропадает небо и море. Самые подходящие декорации для поездки.
В Балаклаву я стремилась ещё и потому, что зимой меня угораздило нарисовать осенний виноградник по видеоуроку, и я легкомысленно решила, что теперь-то уж я великий мастер по виноградникам, и самое время перейти к натуре. Гениальный план состоял в том, чтобы влезть на гору - в долине между Северным и Южным фортами лежит очень симпатичная посадка, которая, как мне представлялось, даст простор моим творческим порывам.
Действительность, как всегда, оказалась прозаичней, и гениальный план рухнул, как и большинство моих начинаний. Ранний подъем коллективом трактуется совсем иначе, чем я себе представляю, и бороться с этим бесполезно. Лучшее, чего я смогла добиться - выгнать всех из дома в восемь. Октябрь, конечно, не июнь, и солнце не выпрыгивает из-за горизонта в четыре, но ведь и до Балаклавы тоже надо ещё добраться, не говоря уже про восхождение. Дитя помахала нам ручкой на Большой Морской, а мы потряслись в автобусе дальше, к пятому километру.

Остановку на Балаклаву в очередной раз перенесли, и пока мы метались по площади, туман неумолимо таял, обнажая синие горы. Стало ясно, что ни о какой укромной долине речи уже не идет - мы не успевали катастрофически. Автобус прогромыхал мимо Горной, опушенной веночком облаков, и повернул вниз.
"Третье отделение Золотой Балки" - мелькнула табличка на остановке. Слева закружились бесконечные желтые шпалеры.
- Знаешь, Наденька, мне кажется, что нам надо выйти прямо сейчас. Прогуляемся вдоль дороги, и поглядим, что получится.
Автобус укатил прочь, мы перебежали шоссе, и пошли искать приключений на задницу натуру для шедевров.


"Охраняемая территория. Ведется видеонаблюдение" - строго предупреждала табличка на столбе. Куцый хвостик квартала, тянувшегося вдоль дороги, утопал в тени. Пара пирамидальных тополей на горизонте, недострой сбоку, серые доски покосившегося забора... Не Тоскана, прямо сказать. Воодушевления не случилось, и мы двинулись вдоль дороги вниз, к Балаклаве, время от времени продираясь сквозь густы заросли и оценивая разворачивающуюся картину.


На одном из поворотов, загораживая прекрасную панораму Горной, приютилась фура, водитель которой что-то увлеченно выкапывал из щебня, насыпанного до краев контейнера. Мы протиснулись в щелку между бортом и буераками, и начали фотографировать. Водитель, почуяв постороннее движение, оставил раскопки - я видела его тень на земле перед собой.
Опершись на лопату, он озадаченно созерцал увиденное, а потом обратился к нам с высоты своего положения:
- А чего это вы тут снимаете?
- Виноградники же! - в свою очередь удивилась Наденька.
- Вам разве не нравится? - вступила я вторым голосом.
Дядька обвел взглядом сияющее великолепие, лежащее у его ног.
- Да я так-то на них пятьдесят лет гляжу, каждый божий день. Привык уже.
А вы сами откуда?
- Из Москвы - покаялась Наденька.
- Ааааа... - протянул он. Должно быть, это всё объяснило.
В смущении мы отправились дальше.
- Надь, а давай всем говорить, что мы, ну не знаю, из Питера, что-ли...
- Да ну брось, чего такого-то?
Ну вот не знаю я, чего такого. Только клеймо столичного происхождения как-то всегда меня напрягало - сразу кажется, что люди за ненормальных принимают.


Где-то через километр от прогулки вдоль дороги меня укачало вусмерть - на подъем машины нещадно газовали, а стена деревьев по обочинам создавала этакое ущелье, воздух в котором почти не двигался.


Наконец мы обрели желаемое - в просвете деревьев показался небольшой взгорок с обелиском, под которым лежал очередной квартал в ярких пятнах краснеющих листьев. Склоны неожиданно были утыканы цветущими крокусами, дальний план замыкался грядами постепенно бледнеющих гор, и можно было спокойно присесть, не опасаясь, что тебя переедут в разгаре творчества.




Я свила гнездо прямо возле памятника, и изо всех сил принялась вспоминать, что там осталось в голове от многочисленных мастер-классов. Наденька, легкомысленно раздевшись, с фотоаппаратом удалилась вниз, и время от времени я видела, как она показывается между шпалерами. Однако не прошло и десяти минут, как она вернулась за курткой - с моря наползли облака, и повисли над долиной, зацепившись за окрестные горы. Некоторое время солнце ещё пробивалось через разрывы серой ваты, но в промежутках между его появлениями флиска и куртка вовсе не казались лишними.
Где-то через час я сотворила грязноватый пейзаж на поллиста, и решила, что гештальт можно считать закрытым. Вернулась Наденька, принесла виноградную кисть размером с мой кулак. Мелкие, плотно посаженные ягоды казались монолитом и приятно ложились в руку. Сизый налет, кое-где обтершийся с бочков, придавал винограду изысканный вид поблекшей драгоценности.
Я тут же приспособила его на блокнот, и принялась ползать вокруг на четвереньках, создавая картинку для инстаграмчика - самое нужное занятие, да. Есть такую красоту не стали - завернула виноград в салфетку и спрятала в рюкзак. Отвезу деве, пусть попробует настоящего винограда прямо с лозы.


Солнце меж тем упорно светило куда угодно, только не туда, куда нам надо, и решено было ехать прямо в Балаклаву, но сначала надо залезть на гору - вдруг оттуда сногсшибательные виды, а мы пройдем мимо. Сказано - сделано. Спустились к винограднику, и застряли там ещё на полчаса, фотографируя остатки урожая, и объедая терпкие ягоды, забытые на лозе.


- Надь, а вдруг их брызгали чем-нибудь перед сбором, а мы нажрались этого и сейчас отравимся, и умрем? Завтра самолет, между прочим.
- А, ерунда. Ты пока рисовала - я вон сколько съела, и ничего.
- Не, ну это не показатель вообще. Слишком мало времени прошло.
- Расслабься.
- Да вот не хотелось бы.
Наконец мы оторвались от мародерства и вспомнили, что собирались на гору.


Перешли шоссе обратно, и уткнулись носами в шлагбаум "Проезд закрыт"
- Это для машин - легкомысленно заявила Наденька, и мы подлезли под красно-белую трубу. Дорога шла вверх и на обратный скат горы. Нам этого не надо, нам надо не этого, сказали мы сами себе, и полезли в гору прямо оттуда, где стояли, повторяя аполлоновский подвиг. Склон 45 градусов, колючки, полные тапки мелкого щебня - всё, как мы любим.
Выбрались с одышкой на маленький уступ над дорогой, и вместо пейзажа поимели козью морду: перспективу закрывали кусты, задник заволокло облаками, виноградные клетки шли вдоль склонов, и в целом, всё это можно было бы просчитать снизу, но практика - критерий истины, и на грабли надо прыгать самим для пущей усвояемости.


Первая часть похода за прекрасным была признана состоявшейся, в бычках и паутине мы слезли вниз, увернулись от камаза со щебенкой, сели на автобус и покатили в Балаклаву - прямо под облака.

Tags: буквы, город, йахудожнег, картинки, шило в попе
Subscribe

  • (no subject)

    Принц Филипп скончался в возрасте 99 лет Как грустно. Бедная королева... Они были такой красивой парой.

  • (no subject)

    Давно не было %)

  • (no subject)

    Вместо чая утром рано Выпил водки два стакана. Вот какой рассеяный С улицы Бассейной!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • (no subject)

    Принц Филипп скончался в возрасте 99 лет Как грустно. Бедная королева... Они были такой красивой парой.

  • (no subject)

    Давно не было %)

  • (no subject)

    Вместо чая утром рано Выпил водки два стакана. Вот какой рассеяный С улицы Бассейной!