April 17th, 2006

huhol

(no subject)

«И кто-то снова будет грустить на кухне, а кто-то не сможет заснуть, кто-то скажет: «Но я же люблю тебя, глупая», чей-то автобус захочет свернуть…»
А вы слишите виолончель? Она там есть… Её осенний голос гонит по нотным линейкам дождливую дробь барабанов.
Я люблю песни «Неприкасаемых». Далеко не все, да и в те немногие, возможно, вкладывая совсем не тот смысл, с которым они писались, но есть десятка два-три, которые могу слушать независимо от времени года и пятен на солнце, в любом настроении, и в любом месте. Люблю за образы, за хороший, хотя и чуть хулиганский азарт, за неожиданную нежность, за ту улыбку, которая слышна даже мне, с моими-то отдавленными ротой почетного медвежьего караула ушами. Люблю и уважаю за трепетное отношение ко всему, что сама храню бережно, и еще за то, что это песни моих дорог. Ну, просто так сложилось – и теперь навсегда гарикова хрипотца связана у меня с бесконечными волжскими степями и темными стенами владимирских лесов.
«Но, впрочем, у каждого есть право на выбор…»