December 16th, 2008

huhol

(no subject)

***
Ненавижу амеров. Новый корабль, с иголочки. GPS, тогда нами не виданный. Цветные сенсорные экраны РЛС с наложенными цифровыми картами - пальцем ткнул в него: цель обозначил. Повёл пальцем по экрану - за ним ЛОД потянулась. Написано тут же, как у авиадиспетчера: курс, скорость цели, совет на маневр по расхождению. "Позволить автопилоту выполнить маневр расхождения?" Просто надави на экран пальцем чуть сильнее - это и есть ответ "Да". Убери палец - если локатор этой цели не видит, она тут же исчезнет.
Но почему же, почему же здесь вот, на этом чистеньком американском ГКП, в этот самый момент шесть (шесть) амеров, распределив обязанности, занимаются проводкой корабля по предварительной прокладке - как у нас, болезных, на кальке, на бумажной карте, такой же параллельной линейкой - два расчета по три человека. И все кричат что-то командиру. А командир - лейтенант-коммандер, у него столько же нашивок, сколько и у меня. Он сидит на высокой баночке без спинки и все время вертит головой. Он НЕ смотрит на экран, такой цветной и большой. Он наблюдает за своими людьми.
Ненавижу амеров.
У них везде сначала целесообразность, а потом красота.
Уроды.
(с)
huhol

(no subject)

Ух, до чего ж я люблю спать
Свить гнездо из двух одеял, подвернуть подушку под плечо (она должна быть маленькой и не туго набитой), укрыться с головой, оставив только маленькую щелочку для носа и свежего воздуха, и незаметно погружаться в неведомое, вздрагивая иногда от неожиданных видений, выныривая обратно, и только тогда понимая, что уже почти спал...
Иногда перед самым окончательным уходом отмечаешь гаснущим сознанием, как спадает не замечаемое днем напряжение, расслабляются мышцы и меняется дыхание. Спящий человек дышит совсем не так, как бодрствующий, и это особенно заметно, если в ночи кто-то из нескольких соседей не спит - нет у спящего той непроизвольной зажатости, которую, словно корсет, мы носим днем.
Летом спать легко, и вставать просто - летняя ночь коротка и светла, и солнце где-то совсем близко от горизонта. Зимой же пробуждение мучительно, темнота не отпускает, и каждый раз стонешь, уговаривая самого себя: "Ну еще минуточку, еще одну", а другая половина караулит: нет, нет, нельзя, край близко, и чуть слабины - рухнешь обратно в темноту, блаженно вздрагивая, просыпая завтрак, автобус, школу, работу: "Всего минуточку - а потом сразу встаю". Конечно сразу. Но - потом. Грохая кровью в ушах, опрокидывая мебель, не попадая в штанины и сапоги, не евши, не умывшись - бегом, бегом, расплачиваясь марафоном за минутную слабость.
Но лучше нету, чем проснуться часа за два до подъема, отыскать в темноте телефон, увидеть время, и с облегченным вздохом закопаться обратно в одеяла и подушки - за добавкой.