December 26th, 2014

huhol

(no subject)

Только что встретила на перроне метро жареную курицу в фольге.
Потерялась, должно быть, по дороге на вокзал. Кому-то все путешествие испортили.
***
Вчера старательно изображала зловещий закат из подручных материалов. Хуже общественных красок только общественные кисти, надо сказать. Вместо заката получился взрыв подпольной фабрики фейерверков в Китае. Преподавательница поглядела, и объявила, что находит это сочетание весьма жизнерадостным. Не то чтобы меня это расстроило, но по стилю оно туда совсем не подходит. Мне нужна маскирующая жидкость для бесчеловечных опытов!
Кстати, питерские краски успешно экспортируются в Чехию - сюрприз.
huhol

(no subject)

Так же шлю диарейный луч креативным личностям, которые чистят тротуары, отваливая снег прямо на троллейбусную остановку. Чтобы двери открылись - и в сугроб по развилку.
Что-то у меня, похоже, разлитие желчи на фоне недосыпа.
нахухоль

(no subject)

(мрачно)
поеду в кастораму, куплю себе семиметровую гирлянду, повешу на карниз и буду создавать новогоднее настроение, пока окончательно собственным ядом не отравилась
huhol

(no subject)

В рамках сеяния позитива хочу отметить, что белорусская молочка, которая у нас продается, практически вся - в перерабатываемой упаковке с соответствующими значками. За что им моё всемерное признание, вот.
huhol

(no subject)

Поскольку гнусный организм не намерен приносить пользу обществу, возмущаясь погодой на пустом месте, буду плодить буквы.
Прочитала у greenarine про вчерашний снег и Соловки, и вспомнила одну из историй, которые в большом количестве хранит бабуля.
Итак, первая русская революция, 1905-06-07 год (точнее не вспомнить), зима, курское село, а точнее - дорога между Архангельским и Поповкой. По дороге зимней скучной бежит лошадка мохноногая, везущая - нет, не хвороста воз, а одного из многочисленных бабулиных дядек, рукастого молодца жениховского возраста. Молодец едет домой, слегка навеселе, ноченька ясно-звездная, и всё такое, и посреди серебристого сияния встречает он соседа, который из ноосферы внезапно заразился вольнодумием, и прошел по этой дороженьке так далеко, что теперь, в данный момент, в чем мать родила - трусах и майке, бежит от представителей власти, пришедших поинтересоваться, с чего вдруг сделалась у простого крестьянина такая активная гражданская позиция. Родственник мой далекий, будучи человеком с убеждениями, разбавленными некоторой инертностью, совершает геройский подвиг - становится соучастником революционного движения в отдельно взятой черноземной области. В смысле - разворачивает сани, и отвозит беглеца с глаз долой поближе к железной дороге.
Что стало далее с "Яшкой-революционером"(тм), бабулина память не сохранила, а вот дядьку таки повязали за пособничество - хз, как уж оно там на свет божий выплыло. Ну да не в этом суть.
Власть, занятая более интересными событиями, должного внимания подрывной деятельности не уделила, поэтому дядька вместо глубин сибирских руд поехал на несколько лет на поселение на Соловки, где и попался на глаза какой-то важной монастырской шишке. Поскольку руки у него росли откуда надо, батюшка выхлопотал ему разрешение на персональную, тыкскть, каторгу, и настолько не пожалел о своем решении, что через несколько лет искупивший трудом свою вину дядька явился обратно завидным женихом - при сапогах, часах(!) и шляпе(!!!), которую прикупил на вырученные от искупительных трудов средства. Под это дело, естественно, он немедля женился (несмотря на статус каторжанина), поставил хату и обзавелся хозяйством, которое вполне себе исправно просуществовало до Гражданской, разметавшей мою многочисленную родню от Амура до Туркестана Ленинграда.