huholya (huholya) wrote,
huholya
huholya

Навеяло картинкой в чужой ленте.
Давным-давно, еще на заре разгула демократии, случился с нами домик в деревне, посреди дремучих муромских лесов. Как мы там пахали и сеяли - это отдельная песня, как добирались - тоже не одну басню рассказать можно, и так десять лет без малого. Ну, в принципе - ничего нового, половина горожан тогда головой повредилась.
Потом жизнь как-то заиграла новыми красками, и отец записался в автошколу. И купил себе машину. И конечно же, поехал на ней в деревню. А так как ездить начинающему автовладельцу по оживленной трассе было стремно, он придумал гениальный план: ездить не по прямой, а огородами - сначала по бетонке на юг, а потом через Рязанскую область вокруг Мещеры, заметая следы.
Надо сказать, что план этот, добавлявший лишнюю сотню километров к каждому трансферу, все-таки давал плоды - ибо машин в тех местах и впрямь было заметно меньше, чем на Горьковской трассе, плюс живописные окрестности и возможность искупаться. Ну а то, что вставать приходилось не то, что засветло, а вообще бы лучше чуть позднее полуночи, папку совершенно не смущало в силу его жаворонковой натуры. Остальные недовольные могли отоспаться в машине.
В один из приездов деда, проживавшего там обыкновенно на пару с бабулей с апреля по ноябрь, понадобилось депортировать в город - деятельная его натура настойчиво требовала очередного курощения собеса и сберкассы. Погожим летним воскресеньем мы свалили дары природы, нажитые непосильным трудом, в багажник, водворили деда на почетное переднее сиденье, и тронулись в путь. До Спас-Клепиков домчали быстро, и тут отцу понадобилось что-то нужное и важное в автомагазине. Мы остановились на крошечной площади перед белой-белой колоколенкой и таким же белым, почти игрушечным храмом, звездно-голубые купола которого терялись на фоне июньского неба. Отец заглушил машину, выскочил наружу и скрылся за железными дверями, а нас окутала торжественная патриархальная тишина. Ветерок шебуршился в ветвях могучей березы, еще не облепленные летней пылью листья блестели на солнце, бушевали в палисадниках пионы, чирикали в пыли воробьи и где-то по-соседству хозяйственно клохтали куры.
Скромное очарование юного лета задело даже нашего неромантичного деда - он вдумчиво созерцал церковь, а когда отец плюхнулся рядом с ним на сиденье и повернул ключ в зажигании, молвил прочувственно:
- Недаром Владимир столицей был, да и вся земля владимирская есть колыбель Руси. Гляди, церковь какая - только посмотрел, и уже душа радуется...
- Дед, ты чего? - папка отчаянно маневрировал задом между колдобинами, выезжая обратно на дорогу, - Какая тебе земля владимирская, это ж Спас-Клепики, это ж такая Рязань - рязанее некуда!
Дед несколько секунд переваривал конфуз, потом сложил руки на животе и вздохнул.
- Ну, чего уж... Рязань так Рязань. Косопузые тоже Богу молятся.
Tags: буквы, родовой куст
Subscribe

  • (no subject)

    Морской музей в Архангельске. Точнее говоря, Северный морской музей , чтобы уж совсем правильно. Везде, куда нас приводит неизменное шило в нужном…

  • (no subject)

    Старость. Старость стучится в двери, стоит на пороге, и вообще шлет всякие грязные намеки, как озабоченный продавец дынь. Приснилось сегодня, что…

  • (no subject)

    Не расслабляемся!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments