huholya (huholya) wrote,
huholya
huholya

Categories:
В общем, как я погляжу, путевого дневника не получается, поэтому просто буду валить впечатления, как есть, соблюдая хронологию по мере сил. Все равно до фильма des_epine не дотянуться %)
Итак, Лиссабон.
Нет, не так – сначала дорога.
Из Кашкаиша до Лиссабона можно доехать двумя путями – по скоростной трассе и очень быстро, но с пейзажами местного Бирюлево-товарное, либо вдоль берега океана, но не с такой скоростью. Билли Бонс, кэптэн, сэр, повез нас вдоль моря – наслаждаться видами и созерцать прекрасное. Прекрасное, помимо океанских пейзажей, было густо утыкано цветами алоэ, потрясшими меня до глубин души. Если меня спросят когда-нибудь: что тебе, дорогая Хухоль, больше всего запомнилось в Португалии, я бездуховно отвечу – цветы алоэ. Потому что мало того, что злобные колючие монстры, состоящие из поленницы листьев толщиной с мою ногу, оказываются родней жалким корявым кустикам в горшочке любой уважающей себя бабушки со времен Петра Великого, так они, оказывается, еще и цветут! Цветы алоэ, чтоб вы знали, представляют из себя канделябр-мутант высотой метра в два с половиной, в который вместо свечей воткнули посудные мочалки, и в целом издалека смахивает на худосочную сосну родом из Гримпенской трясины. И этого добра здесь густо натыкано вдоль всех дорог – представляю эффект, если врезаться туда на велосипеде. Велосипедистов, кстати, здесь несметное множество, и все отважные донельзя – не иначе, сказывается кровь первооткрывателей и землепроходцев.

Культурный десант мы начали с башни Белен - это пышное сооружение, слегка похожее на рухнувшее со скалы Ласточкино гнездо, на самом деле начинало свою карьеру как форт в устье реки Тежу, на берегах которой и родился Лиссабон. По мере взросления города башня делала себе карьеру, превращаясь поочередно в пороховой склад, тюрьму и таможню. Ныне это музей с громадной очередью на вход, поэтому мы внутрь не пошли, а просто сфотографировали саму башню, себя на фоне башни, макет башни на фоне башни и себя на фоне макета.
Рядом с башней памятник гидроплану, и мы пошли было к нему припадать, но тут мои тапочки выкинули подлянку, которую я от них не ждала. Я изящно перепрыгивала лужу, на другом берегу которой стояла дитя с протянутой рукой, но тут подошва поехала по камням, а я поехала вслед за ней, все ускоряясь.
Возможности организма, оказывается, сильно недооцениваются. Ноги мои разъезжались все дальше и дальше друг от друга, время тянулось вместе с ногами, а я в ужасе ждала, что порвусь на шпагат прямо при всех, и это в первый же день отпуска. К счастью, одно из колен оказалось у земли раньше, чем настал предел возможностей организма. Восторженная публика в виде торговок шалями и очками разразилась аплодисментами сочувственными криками, дитя вернула на место глаза со лба, собрала меня в кучу, и очистила от очисток, но посещение памятника потерпело крах, поэтому в честь чего стоит на набережной Тежу бронзовый гидроплан, я вам рассказать не сумею, прастити.

Следующая достопримечательность по дороге к столице - мост имени 25 апреля (здешний аналог нашего 7 ноября). Мост на вид - брат-близнец моста в Сан-Франциско. Вроде бы архитектор счел исходный проект достойным гешефтом, и чтобы не терять зазря такую полезную вещь, продал его еще в пару мест - но, думаю, бессовестно врут. Вблизи мост производит неизгладимое впечатление - колоссальная масса бетона и стали в сопровождении симфонического оркестра потока машин и поездов (мост двухуровневый). Другой стороной мост упирается в статую Христа - копию знаменитого бразильского памятника.

Лиссабон – настоящая погибель для фотографа, особенно Алфама. Для экономии времени и по причине плохой погоды мы отправились на экскурсию на доисторическом трамвае. Этот чудесный вид транспорта проживает в Лиссабоне бог знает с каких времен, и исправно перевозит местных и туристов по сей день. Есть новые красивые и блестящие вагоны хайтековского вида, и есть целая стая наследия старины глубокой, на которых ездил в гору Васко да Гама, а возможно, и сам святой Антонио. Гремя пожилыми металлическими и деревянными внутренностями, крошки-вагоны (в московской «Аннушке» таких поместится, пожалуй, полторы штуки) шныряют по холмам португальской столицы. Улицы в старом городе узкие, поэтому новые трамваи туда просто не пролезут – колея шириной в полметра едва помещается между стенами домов. В некоторых местах застуканные врасплох пешеходы втискиваются в дверные проемы, чтобы не упасть под колеса. Должно быть, продажа искусственных конечностей в Алфаме процветает, особенно в силу обычая мостить улицы скользкой мелкой черно-белой брусчаткой. Красота невозможная, но в дождь просто каток (см. абзац "гидроплан").
Экскурсионный вагончик от обычного отличается гнездами под наушники, и определенным количеством посадочных мест. По дороге в нем играет музыка, и на пяти языках рассказывают про местные достопримечательности. Русского нет, а английский я на слух с такой скоростью не воспринимаю, поэтому пришлось позже черпать сведения из интернетов. Зато фотографировать можно было вволю, чем Птенец и воспользовался, высовываясь из окна по пояс с риском стукнуться головой о встречный трамвай.
Если есть время, то лучше сесть на обычный желтый трамвай. Экскурсии по городу вам, конечно, никто в этом случае не проведет, зато можно будет обогатить лексикон и наверняка узнать что-то новое о своем происхождении и родственниках. Наилучший способ передвижения – сверху вниз. Доезжаешь на трамвае до вершины какой-нибудь горки и идешь вниз к морю – по дороге обязательно попадется пара-тройка смотровых площадок и кафешки на пять-семь столиков, где можно поддержать подорванные количеством прекрасного силы полноценным обедом или чашечкой кофе.
Для знакомства с городом нам достался праздничный день, поэтому очень много улиц и балконов были украшены гирляндами, перетяжками с флажками и флагами, свисающими с крошечных балконов шириной в два цветочных горшка.
Алфама очень контрастна. Облезлые халупы с отбитыми изразцами соседствуют с аккуратными домиками, или, например, очень много добротных на вид строений оказываются вдруг с выбитыми стеклами и следами пожарищ, но без каких-либо признаков восстановления. Внезапно на улицах начинают клубиться негры в дрэдах или из окон лавочек раздаются ужасные хоровые вопли – там идет футбол. В целом район впечатления безмятежного не производит, но днем вполне спокойно и даже не сильно страшно.
Еще в Алфаме есть очень трогательный обычай, о котором я только читала и вот теперь увидела воочию – на стенах домов вешают фотографии людей, которые здесь жили и что-нибудь сделали замечательное, либо просто потомки так хотят сохранить память о пращурах. Жизнь в Алфаме подобна жизни в большой деревне. Да и трудно было бы представить что-либо иное, когда в окна соседей при скандале можно докинуть подходящей сковородкой даже столетней бабушке. Фотографии сделаны на каменной доске (не спрашивайте, я не знаю, как это возможно) и вывешены прямо на стену дома. В одном месте мы видели улочку, уходящую вниз, и таких портретов там было ну никак не меньше десятка.
К огромному сожалению, на Лиссабон у нас было всего половина воскресенья, потому что в понедельник предстоял выход, а запасы еды иссякли, и чтобы не вскрывать НЗ из дошираков, носясь по бурным волнам, нужно было ограбить ближайшие провиантские склады совершить набег на местный Ашан.
Tags: Гибралтар, буквы, шило в попе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments