huholya (huholya) wrote,
huholya
huholya

24 июня

24 июня
Ночью вдруг изменился звук двигателя.
В каюте было невыносимо душно - накануне мы позакрывали все наглухо, спасаясь от холода. Пришлось вставать, открывать люк и иллюминатор, ну и раз уж встала, то как не выглянуть наверх.
Наверху был Билли и окружающий его планетарий во всю красу южного неба. Даже без очков зрелище потрясное, а уж вооруженным взглядом и подавно. С далекого берега мигал маяк – толстый конусообразный луч рисовал мгновенную дугу по горизонту, словно в фильмах про войну. Второй маяк светил ровным красным огоньком, а между ними золотом рассыпались городские огни. Я бессердечно распихала Птенца, и мы минут сорок мерзли на ночном ветру, впитывая в себя прекрасное. Фотоаппарат, конечно, никакого представления не дает, ибо жалок и беспомощен в кривых руках.
Следующее пробуждение было около шести утра – в люк заглянула Кряква, и спросила, не надо ли нам рассвета. Дитя от рассвета отказалась пиши: «выбросила в пропасть», поэтому вся красота досталась нам двоим. Приправленный утренним кофе и бутербродом, рассвет особенно хорош.
В нежном свете вокруг Алабая шныряли неопознанные рыбаки, ронявшие за борт километры сетей – сплошные опасности и сжирание нервов. Как только показался коричневый мыс, обозначающий Лагош, на палубе появился Билли. Некоторое время мы шли вдоль потрясающих пляжей со скалами и гротами, совершенно пустынными в этот ранний час. Только собачники, как и повсюду в мире, призрачными сонными тенями бродили по кромке прибоя, выгуливая свою живность.

Вход в марину Лагоша украшен пятиметровым бумажным корабликом и разводным пешеходным мостом, перекинутым с одного берега канала на другой. Мост разводят из конторы, когда подходит яхта, и он служит своеобразным шлагбаумом.
Два человека лучше, чем один, поэтому Билли допустил меня помогать Крякве при швартовке, и в целом, пожалуй, получилось почти нормально для первого раза. Особенно если не считать попытку спровадить за борт пару-тройку не привязанных кранцев (50 евро штука) и столбняка в момент принятия носового швартова.
Так или иначе, мостик миновали благополучно. Нашли свое место, ошвартовались, припали к воде и электричеству, вымыли яхту, позавтракали – и дальше по желанию. Кряква осталась работать, Билли – спать, а курятничек полным составом отбыл на разграбление города и поиск наземной дороги к прекрасным пляжам. Южный полдень, как известно, самое подходящее время для туристических прогулок и безошибочный маркер для отделения аборигенов от понаехавших зевак с фотоаппаратами.

Старый город начинается прямо за каналом марины, как раз после того самого мостика. Длинная набережная украшена сувенирными палатками, улица вдоль набережной – многочисленными кафешками, а дальше в гору взбираются двухэтажные домики с разноцветными ставнями и изразцовыми стенами. Мы таскались по нему до умопомрачения, изводя мегабайты памяти и килотонны батареек, пока не упали без сил на площади, посвященной Генриху-Первопроходцу. Убогие чОрные старушки и калики перехожие, перекусывающие в прохладном портике местной церкви, взирали на мир с удавьим спокойствием. На помосте возле крепостных стен уходила в нирвану парочка растаманов, в фонтане плескалась загорелая мелкота, неистово пахли иудины деревья, обрамляющие площадь, и вся эта картина служила прекрасной иллюстрацией стати в википедии на слово «Вечность»
Слегка отдышавшись в тени бронзового инфанта, мы вспомнили, что хотели попасть на пляж. Время перевалило за шестнадцать, а мы еще даже не выбрались из города. Пришлось собирать себя в кучу и тащиться дальше. На пути, как назло, попался форт, который отожрал еще полчаса на беготню снаружи, но мироздание было милосердно, и повесило на дверях табличку: «Вход пять евро». Платить пять евро за то, чтобы посмотреть на алюминиевые деревья, натыканные внутри по площади тридцать на пятьдесят метров, нас задушила жаба, поэтому мы приступили к пляжу.
Прямо у входа, под скалой на песке сидела группа единомышленников в набедренных повязках и с громадными трубами-рогами, из которых они извлекали душераздирающие мотивы в диапазоне, близком к инфразвуковому. Единственная барышня в этом коллективе до того вошла в транс, что извивалась змеей, постепенно уходя туловищем в песок, словно пустынная ящерица в минуту опасности. При этом она не забывала дуть в трубу так, что становилось завидно владению дыханием.
Океан оказался холодным – градусов восемнадцать, не больше. Но ведь океан же! Когда еще представится такая возможность? Пришлось лезть в воду От радости в зобу дыханье сперло На втором гребке свело пальцы на ногах, поэтому быстро сделала кружок по-собачьи и мухой выскочила обратно на горячий песочек. Следующим утром проснулась с соплями и больным горлом - привет,Атлантика!
Tags: Гибралтар, буквы, шило в попе
Subscribe

  • Сконы к чаю

    Ингредиенты 260 г муки 50 г гранулированного сахара (сахарный песок т.е.) 2 чайные ложки (10 гр) пекарского порошка /разрыхлителя 1/4 чайной ложки…

  • (no subject)

    Диетический киш с лососем Одно из главных правил приготовления диетического киша — это использование цельнозерновой муки. Такая мука содержит больше…

  • (no subject)

    С чего я, интересно, взяла, что язык - это диетическое питание? У того языка, от которого я вчера пыталась отмыть кастрюлю, ожирение было просто…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments