Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

huhol

(no subject)

Осознала недавно, что с течением времени многочисленные жизненные удовольствия как-то изменили качество и состав. Телесное всё больше уступает место умственному, если так можно выразиться. Видимо, жизненного багажа накопилось уже столько, что пора уже извлекать из него пользу.
Вот недавний "Новый папа", например, в процессе просмотра доставил нехитрое наслаждение не только сюжетом, но и пониманием того, как выстроен кадр и свет, как найдено решение в композиции, и какие аллюзии несет тот или иной ракурс. Связка оператор-режиссер там абсолютно чумовая. И подозреваю, что еще масса нюансов ускользнула от понимания просто в силу другого культурного кода - но и так неплохо вышло.


И вот это вот созерцание чужого мастерства, оказывается, настолько эндорфиносодержащее занятие, что шутка про "ощущения, близкие к половым" как-то перестаёт быть шуткой. Мозговой оргазм, реально. Не знаю, отчего так - наверное, у британских учёных есть ответ: какие-нибудь центры удовольствия, или что там ещё в голове живёт. Ну, если понимаешь, конечно, о чем речь вообще - без понимания тоже периодически получается, но всё не то. На днях только созерцала в случайных диалогах: "Такие лапочки-схемки минных засад видел, что у меня прям эрекция была". То есть, чувствуешь что вещь неординарная, но оценить не в силах.

С другой стороны, есть и такие чудеса, которые доступны без предварительной подготовки. Как можно рассчитать и построить ДнепроГЭС, например? Ну ладно, пусть не его, пусть хотя бы самолёт. Да там одних только проводов несколько километров, плюс ещё всё то, к чему эти провода ведут, а затем это всё должно порхать, кувыркаясь, в неистовой синеве, и грохотом подбрасывать толстопопых курортников на пляже. Так вот смотришь на торжество разума над материей, потом вспоминаешь тех первых, чьи могилы давно затянула рыжая крымская степь, и думаешь: "Вот бы им поглядеть на то, что выросло из их усилий, и какие внуки получились у перкалевых стрекоз"





Или вертолет. Вот что вообще было в голове у человека, додумавшегося до автомата перекоса? Я не знаю, например. Но если только посмотреть, как работает эта штука, то прямо катарсис какой-то случается, клянусь аэродинамикой.

Очень впечатляет красота целесообразности. Анатомический атлас как произведение искусства.
Ни один же чемодан не уложить так, как упакованы в животе наши любимые внутренние органы.
Ну ладно, изнутри себя разве что на колоноскопии увидеть можно, и то если монитор удачно стоит. Но вот руки - они же прямо здесь, под руками (каламбурчик, хехе), далеко ходить не надо. Посмотрите на руки на свои - ведь черт знает что ими делать можно. Хочешь - в носу ковыряй, а хочешь - блоху подковывай. Всё предусмотрено. Ты еще подумать не успел толком, а уже соседу по светофору средний палец в окно демонстрируешь, чтобы не бибикал. А ведь чтобы искусственную руку создать - это практически Скайнет понадобился, да и то какая-то неубедительная вышла.


Или вот почки. Так-то они с кулачок каждая, а повторить - получается агрегат с хороший холодильник размером. Жалкое подобие, прямо скажем.


Отдельно про связь сказать хочется. Сто лет назад (да ладно, пятьдесят тоже) поехал кто-нибудь куда-нибудь, вышел из дома, сел в поезд, и через три дня только телеграмма пришла, что бабушка встретила любимого внучека в деревне, почтальонша рожать уехала, почта закрыта была, но сейчас все нормально, целую, тчк. Сейчас же внучек полтора дня летит через половину мира, чтобы посмотреть на Мачу-Пикчу, и по дороге задалбывает бабушку, маму, папу, и подписчиков в фб и инстаграме, генерируя миллион фоточек - от коленок соседки по самолету до жареных гусениц на местном базаре.
Мир набит чудесами, вот что удивительно. И оказывается, вовсе необязательно все их есть или заниматься с ними сексом. Так странно это всё.
huhol

(no subject)

Приснился сегодня аэропорт на Соловках: деревянный голубой домик, полоса в лесу, и вдоль всей полосы - полукилометровый лозунг на кумаче, шрифтом "модерн". Причем написана была какая-то дикая ересь, так что я во сне ржала конем, и от смеха же проснулась. И теперь, убей бог - не могу вспомнить, что там было за воззвание. Обидно, черт возьми.

gorod

(no subject)

Жизнь причудливо тасует места и обстоятельства, и иногда натыкаешься на что-то, чего совершено не ждал увидеть в этом месте и в это время. Такая теория пяти рукопожатий, только для событий.
Я не так давно с̶н̶о̶в̶а̶ ввязалась в рисовальный марафон, одним из заданий которого было - сделать городские наброски с натуры. Архитектуру рисовать я не слишком-то люблю. В основном, конечно, потому что не умею. Но настроение сегодня с утра было на редкость саблезубое, а сидеть в обед в душной комнатушке, слушая пустую болтовню соседок, я не люблю еще больше, чем архитектуру. Поэтому сунула в пакет блокнот и пастель, и убралась прочь, на воздух.

Если идти от работы под горку, на повороте будет видно основательную башню красного кирпича, увенчанную ажурной решетчатой конструкцией причудливой формы. Башня прячется за зданием института авиационных материалов, и прямого подхода к ней нет. Но для рисунка и этого хватит, тем более что место не слишком людное, и никто не помешает.
Набросав в извивающемся блокноте корявенький рисунок, я поправила душевное здоровье, и с легким сердцем пошла обратно, размышляя по дороге, что же это такое я сейчас изобразила.



Викимапия была лаконична: ВИАМ. То есть, Всероссийский институт авиационных материалов. Спасибо, кэп. Так-то район здесь вообще "лётный" - ОАО Туполев, бывшее КБ его же, музей Жуковского, институт вот, опять же.
Пролистала комментарии, и взгляд вдруг выхватил аббревиатуру: ЦАГИ.

Ветряк ЦАГИ! Эти слова знакомы, наверное, каждому севастопольцу, да и любому, кто интересовался историей обороны города. КП первого сектора СОР, скорбный памятник мужеству его защитников. Именно с этого фото на городском форуме и началась для меня история одной из самых грандиозных трагедий Великой Отечественной.


Дальнейшие поиски выкинули меня на библиотеку с книгой Гумилёвского "Русские инженеры", и я, верная детской привычке, взялась читать её с середины.

"Успешная эксплуатация ветряка пробудила к нему огромный интерес в Крыму. Оттуда поступает заказ, и Отдел ветряных двигателей начинает проектировать мощную ветро-электростанцию с диаметром лопастей ветряка в 30 метров, с генератором переменного тока, работающим на общую электрическую сеть вместе с тепловой электроцентралью.
(...)
Отдел строит десятиметровую модель крымского ветряка и испытывает ее в ветросиловой лаборатории ЦАГИ, созданной к этому времени.

Ветросиловая лаборатория, сооруженная по проекту Сабинина в башне головной части Аэродинамической лаборатории ЦАГИ, представляла собой редкостный и оригинальный прибор для испытания различных ветряных двигателей.

Обратим внимание, что лаборатория предназначалась для испытания натуральных ветродвигателей, а не моделей, в естественных условиях, а не в трубе. Для установки двигателя сооружена была каменная башня в тридцать метров высотою. Показания измерительных приборов при таком положении пришлось перенести путем электрической передачи в отапливаемое помещение экспериментатора. В холодную погоду, не говоря уже о зиме, экспериментировать на сорокапятиметровой высоте при стойком ветре чрезвычайно трудно."



Так вот что это за решетчатая каланча! Это же "родная мама" балаклавского ветряка! И я десять лет езжу мимо, даже не подозревая о том, как история моей большой любви смотрит на меня из-за забора. Город снова протянул руку - через годы и тысячи километров.

Удивительная штука эти нежданные якоря. Очень украшает мир, если научиться смотреть. Учусь вот.
huhol

(no subject)

Ой, что было, шеф, что было!(с)
Щас привиделось, будто лечу в отпуск, и в аэропорту прибытия меня на погранконтроле берут за мягкое и отводят в сторону. Запирают в маленькой комнате, впускают туда тётеньку в форме, с кандибобером на голове и дикцией умирающего носорога, и я будто должна ей объяснить, что это я такое имела в виду, когда в определителе растений подчеркнула карандашом капусту и написала на картинке "400"
А я этот определитель вообще только из-за картинок на уличном развале купила в Гринвиче лет пять назад, цена ему на наши деньги - сто пятьдесят рублей, и кто там капусту подчеркивал - я вообще не в теме. А главное - объяснить не могу, зачем я его вообще сейчас с собой потащила, да ещё в самолете оставила. А там, вишь, стуканули сразу, куда следует.
И вот я стою перед этой Далилой, почему-то одетая только в шлепанцы и свое детское платьице в виде наматрасника с двумя пуговками на плечах, и лихорадочно пытаюсь вспомнить, как по-английски будет "капуста" А она, змеища, спрашивает, чем меня в самолете кормили, и вообще - может, я этим рейсом и не летела вовсе, и это улика стопроцентная. Не, ну норм - книжку я, значит, в самолете забыла, но раз не помню, чем кормили, то вроде как сразу алькаида и нелегальный мигрант в одном лице, и проникла в аэропорт откуда-то снаружи, чтобы паспортный контроль пройти. Д,Б!
А главное - я вообще не вкуриваю, где это я, и почему в таком виде. Теряюсь в догадках, грызу ногти взволнованно, чем свидетельствую против себя, ясен пень.
И тут она меня добивает вопросом, что я собралась делать в Чикаго. Зошибис, да. Я её спрашиваю - я что, в Чикаго? А она мне такая - нет, это Бен-Гурион. Но вот эта капуста свидетельствует о вашем намерении непременно посетить Чикаго, а поскольку мы сотрудничаем с разведками всего мира, то вы уже обличены.
Тут я от общей шизы происходящего проснулась, и наверное, не удивилась бы вовсе, если бы нашла под одеялом фламинго и крикетный шар.
До того впечатлилась, что полезла в ящик, вытащила этот чертов определитель, и конечно же, никакой капусты там не было, потому что это, сука, атлас полевых цветов!
outdoor

День четвертый (продолжение)

Я все же решила съездить в Гринвич - проклятая ложечка бередила мне душу. Чтобы сэкономить время, мы с девой разделились: она отправилась грабить корованы музыкальный магазин, а я - латать дырку в нетерпеливой карме.
Collapse )
шуба

(с)пертое

Начнем с погоды. Она благоприятствовала.
Крымская ночь в запахах цветущего августа, теплый ветер играющий ленточками наших бескозырок, сонная неторопливость таврийской степи - все это настраивало на поэтический лад. На поэтический лад настраивало также и осознание того, что всего двенадцать часов назад вокруг была Камчатка - хмурое небо, тусклая трава и серые плиты Елизовского аэродрома.
И сотня моряков, изображающих, пошатываясь, строй неподалеку от Симферопольского аэропорта, была готова на многое. Потому как двенадцать часов подряд ерзать по скамейке, рассчитанной на тощий зад воина-десантника в душной утробе ИЛ-76 - это не самые лучшие двенадцать часов в жизни. Даже не самые лучшие двенадцать часов службы. К примеру, тот самый воин-десантник после такого издевательства прыгает из самолета не дожидаясь посадки, рвет на груди тельник и немедленно захватывает Вражеский Штаб.
- Значит так, - сказало нам наше командование. - До вечера будем сидеть здесь.
Облеченный властью палец указал на небольшой парк. И скомандовал:
- Вперед.
А вот в подаче команд надо быть осмотрительнее, товарищи офицеры. Потому как Личный Состав только того и ждет, чтоб ему скомандовали «Вперед». И пальцем ткнули - «Туда»!
В следующие мгновенья я вдруг отчаянно осознал, почему немцы так боялись матросских атак. Потому что наш матрос в атаке страшен. Ибо видит цель, верит в себя и не замечает препятствий.
Попробуйте представить эту картину с точки зрения человека мечтающего улететь в августе из Симферополя хоть куда-нибудь. Измученного километровой очередью, ежечасными перекличками и коротающего ночь на скамейке в парке. Что вы подумаете, когда вдруг в предрассветных сумерках на вас побегут моряки? Проламываясь сквозь кусты, топча клумбы, перепрыгивая через скамейки. Что там Вражеский Штаб? - подумаете вы наверняка. - Да они планету с орбиты сдвинут!
В глазах моих, как на старой фотографии, навсегда застыла картина: Ночь только-только переходит в рассвет, справа и слева дружный топот - огромная масса, неумолимая в своем движении - накатывает из темноты. И люди, почему-то в белых рубашках, разбегаются во все стороны.
И вот честное слово. Ну не знаю я, кто тогда первым «Ура» крикнул.
(с)
Константин Изварин
outdoor

(no subject)

Если бы все прошло, как положено - я бы решила, что у меня карма повредилась.
Говенный перочиный ножик, который заржавел после первой же порезки колбасы, и был закинут в результате в дальний карман рюкзака, чтобы почить там на веки вечные, не нашел лучшего времени выкопаться из могилы показаться на свет, чем за пятнадцать минут до посадки на самолет.
Collapse )

outdoor

(no subject)

вот, вы там дрыхнете, а я тут, на полу, в Ленинграде в Афинах
на редкость дружелюбный аэропорт
тут музей и классическая музыка по радио
колыбель цивилизации
уже люблю эту страну, да :)

нам бы только до шести утра дотянуть, не проспав и не замерзнув Ж8)
gorod2

"В нашей Каче всё иначе" ч.2

Ну что, продолжаем вчерашнее?

Вскоре после начала войны Качинская школа была эвакуирована из Крыма в тыл, под Саратов. На аэродроме остается  8 ис­требительный авиационный полк, который с апреля 1942 года именуется 6 гвардейский. В 1944 году этот полк именуется как гвардейский истребительный дважды Краснознаменный Севастопольский авиационный полк.
  После Великой Отечественной войны с 1947 года по 1960 год на Каче бази­руется 4-я истребительная авиационная дивизия. В мае 1960 года на Качу с аэро­дрома Херсонес перебазируется 872 авиационный полк. А с осени 1960 года здесь же на Каче базируется отдельный транспортный полк. Эти две основные авиационные части, а также части обеспечения базируются на аэродроме Кача и в настоящее время.
Кача состоит из двух частей - гарнизона и поселка. Лет пять назад,  когда мы были здесь впервые, вход в гарнизон еще охранялся. Сейчас же от КПП осталась только кирпичная стена с бойницей, да следы от бетонных блоков на асфальте.

В Качу мы ехали с тайной надеждой искупаться. Два дня перед этим штормило, но за беготней в городе ветер не воспринимался, как стихийное бедствие, и мы придумали, что вполне можно будет позволить себе окунуться разок: "Ты знаешь, дева, там такой классный песочек на берегу!"
Однако у моря были свои планы на этот счет

Желто-коричневые волны грызли берег, солнечные пятна в клочьях облаков носились по воде и грохочущий теплый ветер норовил унести с головы все волосы.
- Ого! - сказал птенец, - Пожалуй, я не хочу купаться.


Мы прошлись по набережной до забора, за которым начиналась стройка, постояли в медитации перед лицом стихии и уехали домой, с присущей нам дальновидностью проигнорировав топик до Ушакова. На Северной нас встретила мокрая бумажка, отчаянно цеплявшаяся за закрытые ворота причала. Рейд был закрыт. С горя мы поехали вокруг всей бухты, подкрепившись в пирожковой на площади, и  остаток дня таскались по дворам Центральной Горки.

На следующий день я обнаружила  что у меня отнялись мозги  вторую часть посылки, которую уже передала вчера, поэтому еще день спустя мы снова оказались на качинском берегу
- Ого! - снова сказал птенец, увидев спокойное голубое море,  - вот это пляж!
Мы ушли за Рыбачий камень и часа полтора просто валялись плашмя, наслаждаясь одиночеством и раскопками гальки



Потом солнце затянуло тучами, надежда на загар пропала, и мы отправились гулять по гарнизону, прихватив пару свежевыпеченых плюшек на набережной.



Это гостинично-жилой комплекс "Атлантик-сити", я видела самое начало его строительства, и это было ужас что такое. Однако же сейчас он производит очень благоприятное впечатление. Лишь бы дальше не расползся.

ну, пожалуй, на сегодня хватит
gorod2

"В нашей Каче всё иначе" ч.1

Треснувшая стена занимает все мое воображение, поэтому чтобы отвлечься,  покажу вам фотографии, до которых никак не доходят руки. Репортажем это не задумывалось, поэтому на целостность рассчитывать не приходится, но чем смогу - поделюсь.
В Качу мы приезжали дважды - первый раз по заданию, второй раз - два дня спустя, по велению той самой дурной головы, которая не дает покоя ногам, поперезабывав половину из порученного. Впрочем, охотно бы прокатилась туда еще  - там действительно всё иначе.

Итак, Кача.
Небольшой поселок в двадцати киломертах от Севастополя, получивший название от протекающей поблизости речки Качи, родовое гнездо всей российской/советской военно-морской авиации.

Качинское летное училище было основано в ноябре 1910 года  по высочайшему соизволению Николая II великим князем Александром Михайловичем Романовым и называлось "Севастопольская офицерская школа авиации". На это пошла часть средств, собранных среди граждан России Комитетом по восстановлению флота после русско-японской войны, - 900 тыс. рублей. Первые пять лет работа школы оплачивалась из добровольных пожертвований россиян.
26 октября 1911 года в Ливадии состоялся первый выпуск 24-х летчиков, которых по этому случаю принял и напутствовал царь Николай II.


Летом 1911 года Севастопольскую школу посетил председатель Государственной думы России А. И. Гучков, после чего дума выделила авиашколе на обустройство 1 млн. 50 тыс. рублей. На эти деньги был приобретен под аэродром участок земли - 658 десятин в 20 километрах севернее Севастополя, недалеко от речки Кача (впоследствии там был построен авиационный городок с комплексом служебных и жилых помещений). Летом 1912 года офицерская школа авиации переехала на речку Качу.






     


Со дня своего основания до октября 1917 года школа подготовила 609 летчиков: 376 - из офицеров и 233 - из солдат. Многие из них отличились в боях Первой мировой войны.



Пережив Гражданскую войну, качинская школа продолжила свою профессиональную работу после 1920 года. В декабре 1922 года, объединившись с Гатчинской школой, стала называться Школа авиации России № 1. Особенно успешно Кача работала в 30-е годы, подготовив почти 7000 пилотов.
Особенную известность училище обрело в годы Великой Отечественной войны. С начала войны Качинская авиашкола сразу оказалась в гуще событий. Она участвует в охране воздушной зоны Севастополя, в июле 1941 года выпускает 256 летчиков - истребителей. Прославленный летчик - испытатель, Герой Советского Союза Степан Павлович Супрун срочно формирует на базе училища и летчиков - испытателей авиационный полк, который 30 июня 1941 года убывает полным составом на западный фронт. А 4 июля 1941 года Супрун участвует лично в схватке с шестью самолетами врага, три из них, он сбивает, но и сам погибает в этом бою. За мужество и проявленный героизм был награжден второй медалью "Золотая Звезда"

Продолжение
теперь уже завтра - а то я как-то увлеклась, закопавшись в первоисточники :)

(материалы с сайтов: www.ka4a.com, "Наука и жизнь",
www.sevastopol-online.ru фотографии взяты из исторического раздела forum.sevastopol.info)